Статуи и надгробия скульптора Пименова С.С.

Модель надгробия М. Козловского, созданная 18-летним скульптором Степаном Степановичем Пименовым в начале XIX века, принадлежит к числу самых совершенных и самых поэтичных произведений русской скульптуры классицизма. Проект Пименова, возможно, был разработан по программе (впрочем, оставлявшей полную свободу творческому воображению скульптора), предложенной известным деятелем русской культуры, писателем, историком и поэтом М. Н. Муравьевым. Наряду с Пименовым и Демут-Малиновским в конкурсе принимал участие О. А. Кипренский.

Над могилой великого мастера грустно сидит осиротевшая муза ваяния, представленная в образе прекрасной молодой женщины. Покрывало ниспадает с ее склоненной головы и широкими складками драпирует фигуру. Вся структура статуи подчинена выражению чувства возвышенной и просветленной элегической скорби. Лицо музы спокойно и печально, глаза закрыты, рука, держащая молот ваятеля, безвольно опущена. Плавно круглящиеся линии силуэта придают композиции уравновешенный и торжественный ритм. Такое безупречное владение изобразительными средствами, такая проникновенная эмоциональность и вместе с тем ясность замысла могли возникнуть в работе неопытного юноши лишь в пору расцвета национальной художественной школы, на высшей ступени развития стиля. Проект Пименова не был, однако, принят для осуществления. Первую награду на конкурсе получил Демут-Малиновский, представивший барельефную композицию.

Вместе с другими большими русскими художниками Пименов принимал участие в скульптурном оформлении Казанского собора. В нишах северного портика были установлены статуи из бронзы святых Владимира и Александра Невского его работы.

Особенно интересной и показательной является Пименовская статуя св. Владимира. В истолковании Пименова Владимир становится олицетворением богатырской силы и мужества. Он изображен в спокойном и величественном движении; правая нога делает шаг вперед, голова слегка склонена, одна рука придерживает огромный крест, другая сжимает меч. Пименов переработал взятую им за образец античную голову Зевса, придав лицу типично славянские черты. Изображая меховой плащ Владимира и его длинную перепоясанную рубаху, скульптор располагает складки так, что древнерусская одежда становится похожей на античный хитон. В статуе, подобно тому, как это было в памятнике Минину и Пожарскому работы скульптора-монументалиста И. П. Мартоса, своеобразно переплетаются реминисценции античности и живые впечатления действительности, выработанные классицизмом представления об «античной доблести» и реалистические в основе представления о русском национальном характере. Из этого сплава разнородных представлений, традиционных и новаторских, классицизирующих и реалистических, рождается новый героический образ, характерный для русского искусства первых десятилетий XIX в. Сходные тенденции можно отметить и в Пименовской статуе Александра Невского. Святой представлен в молитвенном экстазе, с поднятыми к небу глазами.

Едва окончив работы для Казанского собора, Пименов и Демут-Малиновский получили от А. Н. Воронихина предложение исполнить скульптуру для строящегося Горного корпуса. По замыслу зодчего на боковых крыльях здания надлежало расположить барельефы, а по сторонам лестницы, ведущей к портику, поставить монументальные скульптурные группы. Пименов сделал скульптурную группу «Геркулес и Антей» из пудожского камня.

Лучшей частью скульптурного оформления Горного корпуса является группа работы Пименова, изображающая Геркулеса и Антея. В ней поставлена и с блеском решена задача найти новый, характерный для эстетических представлений классицизма способ изображать движение. Геркулес мощным усилием отрывает Антея от земли; фигура последнего, полная страстного порыва, но уже ослабевшая и изнемогающая, контрастно сопоставлена с могучей, атлетически напряженной и вместе с тем статичной, как бы вросшей в землю фигурой Геркулеса. В образе Геркулеса Пименов воплотил новое, типичное для зрелого классицизма понимание героики. Герой, которого прославляют и утверждают мастера классицизма, — прежде всего активный, волевой человек, побеждающий в напряженной борьбе. Социально-историческая обусловленность этих новых представлений о героике была ясна уже современникам. Прошло немного времени, и созданные Пименовым образы Геркулеса и Антея стали ассоциироваться в русской поэзии с образами победоносного вождя национальных воинских сил Кутузова и погибающего в борьбе с ним Наполеона. Именно такое истолкование образов скульптуры Пименова можно найти, например, в стихотворении А. Х. Востокова 1812 г. «К россиянам».