Бюсты, скульптуры и монументальные произведения Растрелли

Скульптор и архитектор Бартоломео Франческо Растрелли родился во Флоренции в 1700 г. Работая до приезда в Россию в Париже, Растрелли был, очевидно, последователем знаменитого итальянского скульптора и архитектора Л. Бернини. В парижских работах Растрелли много берниниевской пышности и театрального великолепия. Не случайно французская критика 18 столетия с ее приверженностью к рационалистическим принципам отрицательно оценила созданный Растрелли в 1700-1707 г. г. надгробный памятник маркизу де Помпон. Совершенно по-другому работает Растрелли в России, где в развитии светской скульптуры в петровскую эпоху значительную роль в силу роста общественного значения личности играет портрет. Растрелли создает серию превосходных портретов: Петра I, Анны Иоанновны, Елизаветы Петровны, царицы Прасковьи Федоровны, царевны Наталии Алексеевны, А. Д. Меншикова и др.

Портретные бюсты Растрелли — не станковые, а скорее монументальные произведения; в них выражен не только индивидуальный характер и темперамент человека, но и типичные черты людей того времени, содержание и характер целой эпохи. В пышном и нарядном бюсте Петра I, сделанном «по обычаю римских императоров» (1723 -1729 г. г.), Растрелли сохранил без изменений портретные черты головы-маски Петра. Однако поражавшая современников болезненная, с судорожно-мгновенным взглядом напряженность лица Петра приобретает в торжественном, величественном образе символическое значение, делает бюст Растрелли родственным и близким образу Петра I из «Полтавы» Пушкина. Необычные пропорции бюста, энергичный поворот головы, неспокойные, взметнувшиеся драпировки, украшающие латы барельефы с батальными сценами и с изображением самого царя, «молотом и долотом» высекающего из каменной глыбы фигуру новой России, все это говорит о личном мужестве Петра, его энергичной внешней и внутренней политике. Все в бюсте Петра глубоко и органично связано в единое целое, подчиненное основной идее — созданию правдивого образа преобразователя России.

Исторически верно переданы в парадном бюсте характер и индивидуальные черты верного сподвижника Петра I — А. Д. Меншикова: властное, с орлиным носом и энергичным подбородком лицо, изрезанный морщинами лоб, хмурый, почти суровый взгляд. Героический костюм, военные сцены на латах, пышный парик — подобие гривы льва, придающий лицу особое благородство, говорят о Меншикове как о талантливом полководце и выдающемся государственном деятеле.

В величии, решительности и напряженности Петра I, в надменности и внушительности Меншикова, в одухотворенности и выражении большой внутренней силы лица неизвестного подчеркнуты новые, типичные черты людей той эпохи.

Портретный образ царицы поднят на высоту символа в статуе Анны Иоанновны. В торжественно неподвижной позе застыла «рослая и тучная, с лицом более мужским, чем женским», «страшная зраком», с крупными и грубыми чертами лица императрица, изображенная, очевидно, в момент торжественной церемонии. Надменный взгляд и повелительный жест руки со скипетром, мальчик-арапчонок, резко контрастирующий подвижностью с тяжелой, массивной фигурой царицы, необычайное богатство по ювелирному прочеканенных и сплошь украшенных золотом и драгоценными камнями царских одежд и затканной орлами горностаевой мантии — все в статуе Анны Иоанновны с редкой убедительностью говорит об эпохе, глубоком проникновении Растрелли в мир русской действительности этого времени.

Не поступился Растрелли реалистическим содержанием в угоду пышной декоративности, диктуемой представительностью царских портретов, и в нарядно оформленных барельефных портретах Петра I, Анны Иоанновны и Елизаветы Петровны (ГЭ). И в них Растрелли остро и убедительно подчеркивает портретное начало, где ему удалось выразить характер и темперамент изображенных — грозное величие Петра I, застылость и неподвижность Анны Иоанновны, миловидность тучной Елизаветы Петровны.